Как я провел осенние каникулы

Мастерская Павла Свиридова

Как я провел осенние каникулы

Этот пост никакого отношения к политике не имеет. Поэтому политически ангажированные друзья могут смело его пропустить. Текст, фото и видео материалы — автора (т.е. мои) и охраняются авторским правом. Под кат спрятать не удалось, извините…

Это - Ораван…….Ее черные раскосые глаза нависали надо мной словно бездна. В такт движениям она чуть всхлипывала и вздергивала голову наверх. Маленькая девочка полировала нефритовый стержень, превращая мои фаберже в тяжелые каучуковые шары. Руки скользили по моему телу,  но уже не массируя, а собирая  рождавшуюся во мне теплую волну, сгущая ее в огненный шар, который неминуемо должен был взорваться…
— Why your eyes open? Тебе нравится? Калясё? – с какой-то виноватой улыбкой  спросила меня молодая тайка.
— Да, нравится. Очень. Твое упругое тело уносит меня в мою юность, когда несколько часов любви пролетало как один миг, когда верится в абсолютное и безмерное счастье от того, что именно эта девочка выбрала тебя и впустила в свои объятья. Удивительно, как ты чувствуешь меня и реагируешь на мои желания каждой клеточкой. А еще я думаю (правда, уже мысленно), откуда у тебя в твои-то годы такой профессионализм,  и почему не мигает красная лампочка, о которой я давеча столько распинался. И как так получилось, что,  заказав массаж в салоне элитного отеля, я умудрился незаметно перейти границу между необходимым и желаемым.
Паттайя - центр международного секс-туризма               Впрочем, последнее мне понятно. Я с удовольствием разместился в этом отеле, потому что мог себе это позволить.  Он находился чуть в стороне от центра Паттайи, классом он был явно выше уровня «руссо туристо», а количество майбахов и лексусов на стоянке говорило о том, что у местной элиты он был весьма популярен.  В принципе ничего особенного, только чуть лучше, качественнее,   красивее,  чем в отеле привычно-добротного уровня. Интерьер отличался утонченным стилем, а обслуживание — интимным шуршанием  парчевых юбок. И эта разница выражалась в ценах другого порядка.  А оказался я в нем не случайно. Так уж повелось, что в ноябре я покидаю наши стылые палестины и отправляюсь к морю, к солнцу. В этом году было выбрано направление на Индокитай. В самый разгар приятной суеты сборов позвонил мой однокашник Максим Мельников и предложил встретиться и переговорить.  Мы учились на одном курсе, но в разных группах. И не смотря на то, что он был из «мазОвых» и, соответственно учил чешский и немецкий языки, а не китайский и английский как я, парень он был порядочный и добрый. По знаку он был Лев, а я Стрелец, поэтому наши отношения выстраивались вполне дружески, хотя и без особого сближения. Все-таки моей натуре претила его способность всегда оказываться у власти. Я-то всегда  нахожусь в оппозиции к любой власти.
«Павел, с моим мальчиком, похоже, беда случилась.  После окончания факультета международной журналистики он уехал Таиланд – писать о наводнении. И пару месяцев все было в порядке, присылал репортажи, мы были на связи, созванивались. Потом он заявил, что хочет остаться там изучать тайский, звонить стал реже, а последние две недели вообще пропал, а из отеля, где жил – съехал. Понимаешь, я бы сам поехал и его нашел, но….  Перед этими выборами,  — он неопределенно покрутил рукой  и ШЕПОТОМ грязно выругался, —  едросня расценит мой уезд, как побег. И  ты же знаешь, какие у меня с сыном сложные  отношения. А ты его найдешь! И он тебя послушает. Убеди его вернуться и порвать отношения с этой….»
Да-а… Чтобы наш сильный и уверенный в себе Максим обратился с такой просьбой, значит, дело действительно плохо. Его сына я знал. Сложный случай. Первый раз Женю ко мне на консультацию привела его мать, когда ему было 14 лет. Парень потерял интерес к жизни, с головой ушел в компьютерные игры, больше ни на что не реагировал, был на грани суицида. Его отец — Максим был увлечен карьерой и очередной женой, в ситуацию не вмешивался. Я помню те наши беседы. Скольких сил стоило хотя бы заставить подростка отвечать на мои вопросы, реагировать на слова. Но слава Роду, створки раковины чуть приоткрылись и постепенно мои монологи стали превращаться в беседу двоих.  У мальчика действительно вместо будущего была клубящаяся тьма. Еле-еле мне  удалось рассеять мрак и выстроить пунктир его судьбы, но главная проблема была не в этом. Самое трудное было заставить его принять свое будущее, увидеть себя в нем, поверить в смысл его существования. Были и еще беседы. В последний раз Женя пришел сам ко мне. Отец толкал его в МГИМО, а он вообще не хотел идти в вуз. Короче, определенная степень доверия у юноши ко мне была, тут Максим был прав, хотя это признание далось ему нелегко.  В довершение он положил передо мной конверт  с суммой  покрывающей мои будущие расходы.
Вот так я и оказался в этом отеле. В нем всего два места, которые постоялец вряд ли сможет миновать – это бар — бильярдная неподалеку от лобби, в полумраке которого девицы в коротких юбках киями лениво двигали шары. Не исключаю, что вечером именно эти девицы перемещаются на подиум в глубине бара и также меланхолично начинают полировать шесты. Но до вечера было еще далеко, в баре было делать нечего,  и я отправился в другое место, обязательное для посещения. Это  — массажный салон.  Своим видом он напоминал приемные покои современной клиники в стиле «хай-тек». Таиланд – это массажная  мекка мира. Большинство туристов едут сюда именно за массажем.  И каждый находит свой салон, в зависимости от кошелька и настроения.  Хм, ну и почему мне не совместить приятное с полезным за счет Максима, — подумал я и решительно двинулся  к столику с администраторшей. «Са ва ди  — ка-а» — Хозяйка мвссажного салонапропела приветствие миловидная, но очень накрашенная дежурная хозяйка салона. «Какой массаж желает мистер? Скраб, тайский,  ойл-масссаж, арома-массаж, фиш-спа, релакс-массаж, боди-массаж» — затараторила она. Но я практически ее не слушал. Взгляд мой упал на девушку сидевшую неподалеку.   Похожая на школьницу, но вполне оформившаяся, с огромными глазами и узким, совсем не тайским лицом, она подняла голову и чуть смущенно улыбнулась.  Показались ямочки на белой коже. Видимо родом с северных провинций, там встречаются такие белокожие тайки.  А может дедушка был американцем и служил на соседней базе….
Жестом я остановил щебетание хозяйки. «Я беру комплекс процедур, для «начинающих», no strong».  «О, да, конечно, сейчас я вызову девочек», —  она расплылась в улыбке. Фаранг купил самый дорогой и самый длительный массаж (около шести часов) и тем самым дал не только работу, но и заработок целой бригаде массажисток.  Я протянул ей три стодолларовые купюры. «Оплата потом, оплата потом» зачирикала тайка. «Это не оплата, это – чаевые», — сказал я. Она на миг даже растерялась, а потом зашлась в поклонах: «Капунька-а, капунька-а,  спасибо!»  Я продолжил: «И не надо девочек, пусть все сделает она».  Выстрелив взглядом в сторону девушки, хозяйка, продолжая кивать и кланяться,  незаметно спрятала купюры, тихо распорядилась и исчезла.  Девушка встала, поклонилась, сложив ладони у лица, и повела меня по сумрачному прохладному коридору…… И где-то после первого часа разогревающего массажа, она, кажется меня спросила: «Do you like Pack-Pack Massage?» , а я машинально кивнул головой……….
После многочасового диалога наших душ и тел, она выскользнула в ванную комнату. Воспользовавшись моментом,  я вытащил из кармана ее халатика   персональную card ID и прочел: ORAWAN, род. 21.03 1988 г., провинция Исан.   Ах, вот оно в чем дело! Мы «зацепились» синастрией. Несмотря на то, что она была моложе моего любимого возраста женщин, наши гороскопы вписывались друг в друга как   шестеренки часового механизма. Выстроить в уме ее планеты и соотнести с моими,  заняло всего лишь несколько секунд. Ну, кроме положения Луны, конечно.                                                                                                                                                                                                                                                                     — А я тебе нравлюсь? И о чем ты думаешь, Ораван? – спросил я ее в свою очередь.
— Да, нравишься, ты — хороший человек, но почему ты такой волосатый? Похож, на маленького Кинг-конга. Она расхохоталась.  Не обижайся, просто по нашей вере, если боги не любят человека они делают его волосатым .  А еще я думаю…(легкая заминка). Я думаю о деньгах, honey.  О том, что у фаранга  доброе сердце и если ему так понравился мой массаж, то он тоже даст мне хорошие чаевые. Мне очень надо,… дом моих родителей затопило….Тут уже у меня в мозгу происходит легкая заминка. Похоже,  Луна у этой девушки стоит тоже в Тельце. Но удивился я не этому. Обычно, когда у тайки шевелятся губы, то она лжет. А если губы не шевелятся, то она придумывает,  как бы солгать.  А тут прямым текстом…. Что ж, откровенность за откровенность.
— Ораван, милая, ты мне тоже очень нравишься! И ты старалась так, что…. Станиславский бы поверил. Это время я буду помнить всю жизнь.  И я тебе дам денег. Много. Но это не чаевые. Ты должна мне помочь в одном деле. У меня тут пропал родственник, хороший парень. Он жил в этом отеле. А потом пропал…. Ты его знаешь? Я показал ей фотографию Евгения.
— Да, да. Это Же Ня. Странный фаранг. Но тоже добрый. Как ты.
— Ты… (я сглотнул слюну и промычал) тоже ему делала массаж?
— Нет! – она опять засмеялась.  Он влюбился в Кун. Креветку.
— Креветку?????
— Да. Мы все зовем ее Кун – Маленькая креветка, —  она прыснула от смеха и непроизвольно уткнулась мне в плечо.
— А почему Же Ня «странный фаранг»? – я продолжал  валять ваньку, хотя уж мне-то не надо было рассказывать про его странности.
— Ну…. Кун – она же …..катой.
Пуи - ледибой— Катой????? Как это????
— Да, ледибой.  Очень красивая.  Транссексуал. Обычно, когда фаранги про это узнают, то сразу расстаются с катоем, а Же Ня, наоборот. Как приклеился к ней. Они даже ссорились из-за этого.
Я достал свое портмоне и стал задумчиво рыться, исследуя содержимое, словно в первый раз его видел.  Голос Ораван стал звонче. «В прошлом месяце Кун уволилась, а Же Нья переехал в другой отель».
— В какой?
— В «Централ Паттайя» кажется. А она пытается устроиться в шоу трансвеститов в Альказаре, но это очень сложно, там много красивых девушек (она опять захихикала). Пока она каждый вечер раздает рекламки перед шоу, а после представления фотографируется с публикой. Но ее мечта – быть на сцене. Я думаю, что у нее получится, она очень талантливая. Лучше бы ей попробоваться в «Тиффани», там любят новичков.
-Она любит Женю?
-Не-е-т, кажется, нет. Но у Же Нья доброе сердце, он помогает ей. Он ждет ее каждый вечер в кафе напротив.
— Послушай, Ораван, я тебе очень признателен за помощь, ты – настоящий друг, — моя рука как бы невзначай положила в карман ее халатика пятьсот баксов. Другой рукой я держал ее за талию, не отпуская далеко от себя, чувствуя упругость груди, бедер, живота. – Давай поедем сейчас к Альказару, как раз успеем к последнему шоу, и ты мне покажешь Кун. А потом попросишь встретиться и поговорить со мной. Не говори ей, что я знаю Женю, скажи, что я ее видел в массажном салоне, что она мне очень нравится, и я хотел бы с ней провести время.   Какой, кстати, у нее номер телефона?  Девушка вытащила из кармана визитку салона и ручку, мимоходом проверив сумму, и с готовностью написала номер. Потом позвонила в массажный салон, что-то прощебетала, и вот спустя десять минут мы вышли из отеля и окунулись в липкую жаркую ночь.
Слава Будде, в такси работал кондиционер. За окном проплывала набережная Паттайи. Сотни парочек кружились в хороводах, оседали в барах, пип-шоу, ели креветок, вспархивали и опять цеплялись за неоновые углы Walking street. Предложение живого явно превышало спрос. Весьма типичная картина – седовласый дедушка, в очках с тонкой золотой оправой гуляет с молодой тайкой, держа в своей сморщенной пигментированной дрожащей руке ее ладошку. Или вот  здоровый пузатый краснорожий бюргер с двух сторон прижимает к своей пропахшей пивом майке двух потрепанных туземок, похожих то ли на дочек короля обезьян Сунь Укуна, то ли на глубоководных рыб, вдруг выброшенных штормом на берег. Ага, а вот и наш совецкий  итээровец, впервые попавший в местные пампасы. Дораспродав родное производство, он, видимо, решил гульнуть напоследок и съездить в это царство порока и разврата, о котором столько читал на форумах винского. И вот, ужасаясь собственной смелости, он гуляет с проституткой-пенсионеркой, гордо выпятив пупок, перетянутый затертым ремешком с одной лишней дырочкой, поддерживающий изрядно подсевшие от множества стирок штанишки,  из-под которых обязательно видны слипшиеся носки в сандалиях «прощай, молодость». Сегодня он без галстука, и поэтому виден воротничок пузырящейся рубашки в мелкую полоску, почти истлевший от многочасового потения на различных совещаниях и партсобраниях. Представляю, какие байки он будет травить, вернувшись в свою заплеванную кафельную курительную комнату….
Ну, вот и приехали. Мы со спутницей сливаемся с толпой спешащих на представление людей, огромные автобусы исправно подвозят новые партии желающих посмотреть на танцы женщин, родившихся в мужской оболочке. По крайней мере, мне хотелось бы думать, что это так. Ораван взглядом показала мне на катоя, и я с помощью телевика сделал несколько снимков. Девушка стояла на ступенях в очень красивом платье и,  мило улыбаясь, предлагала туристам рекламки и флайеры.  Девушки пошушукались, «креветка» повернулась ко мне и неожиданно низким голосом пропела: «Добрый вечер! Я очень рада. Меня зовут PUY». Почему-то я думал, что голос у них тоже меняется, да и не такая она уж и «маленькая  креветка», повыше меня будет. «Здравствуйте, я давно вами любуюсь. Вы такая ослепительно красивая девушка», — я сыпал комплиментами и ледибой таяла прямо на глазах. «Может быть, мы посидим где-нибудь?»
— Да, можно. Ораван сказала мне, что у вас доброе сердце (понимай как «у вас много бабла»), и вы очень …intelligent. Но через час я должна быть здесь фотографироваться с туристами.
Это - Пуи со спины— Думаю, для первоначального знакомства этого вполне достаточно.
Мы нырнули в ближайший кабачок, хотя я был несколько озадачен. Ведь где-то поблизости должен быть страдалец Женя, но девушку похоже это совсем не беспокоило. Сорок минут я не спеша потягивал свой коньяк, а Пуй поглощала ledy-drinks с упомрачительной скоростью и была весьма оживлена. Похоже, Ораван неплохо разрекламировала  мои эрогенные зоны в виде кошелька с деньгами Максима. За это время я узнал, что она счастлива быть девушкой, что долго готовилась к операциям и целый год  до этого ходила в женском платье, чтобы убедиться и не разочароваться в своем выборе.  Что долго копила деньги, но все равно не хватило, пришлось брать кредит, что операция стоила больше 10 тыс. долларов, плюс гормональная терапия. Что она настоящий транссексуал, а не какой-то там трансгендер. Что постоянного спутника у нее нет (У!.. Как интересно!), но она мечтает о большой любви. Что она  прекрасно поет и мечтает выступать в шоу,  но пока приходится зарабатывать массажем и подработкой в Альказаре. И, главное, что я ей понравился и за какие-то 30 тыс. бат она готова превратить мой отпуск в праздник. Пару раз у нее звонил мобильник и она выбегала на улицу словами: «Это — сестра звонит». Почему с сестрой она говорила по-английски она не объяснила. Все было очень мило, я бы сказал даже трогательно-наивно.
За исключением одной вещи. Красной лампочки в мозгу. Да и с наивностью у меня большие проблемы. В лучшие времена удавалось придать романтический флёр моему цинизму, но не более того.  В дверях показалась Ораван, увидев нас, она подошла, что-то шепнула Пуй и быстро-быстро потащила меня за руку к выходу. Я еле успел, прощаясь, вложить катою сотенную в руку. «Же Нья ищет ее, ты же не хотел с ним встречи». А вот и не угадала, подумал, я. Теперь-то я как раз готов к разговору с ним. Но лучше завтра, что-то сегодняшние забеги изрядно утомили меня. Так хотелось просто растянуться в прохладе на постели и закрыть глаза….
— «Не приходи завтра на массаж, просто позвони мне, если захочешь. Завтра праздник – Лой Кратонг. После восьми вечера я буду свободна». Ораван протянула мне листок бумаги, где был написан ее телефон, адрес в фейсбуке, email и позывной в Скайпе. Блин, как же хочется влюбиться в эту прекрасную  девушку!  Думать о ней всю ночь, ждать с волнением следующего вечера, строить планы…. О, сколько мужских сердец  было изувечено этими милыми тайскими созданиями! Не буду добавлять еще одно…
На следующий день я как бы совершенно случайно проснулся в отеле, в котором остановился Евгений Мельников. На туристических картах такого рода отели обозначены словом adults. Соответственно никаких проблем с проходом и проводом девушек сюда нет. Помимо других приятных секс-туристу мелочей есть и такая – на внутреннем кабельном телевидении есть пара каналов, которые транслируют картинку из бара и из открытого кафе, выходящего на Бич-роуд. Можно прямо из номера  выбрать девочку и по телефону пригласить ее к себе на чашку чая. Но чай я пить не хочу, кофе тоже, а вот поймать выход на авансцену нашего героя-любовника мне очень даже хочется.  Евгений появился в лобби-баре после трех, заказал себе виски, салат и кучу местных газет.   Пока он изучал «Bangkock Post» я спустился в бар и сел за столик напротив.
Подняв глаза и увидев меня, он как-то расслаблено усмехнулся: «Ну, вот и вы…. А я уж думал, что отец своих «помощников» прислал».
Ах, Ораван, Ораван, ведь просил же не говорить Пуи о моем интересе к Евгению, да разве можно верить тайке?
— Нет, я тут в отпуске, с семьей. Ну, и попутно тебя проведать.
— Да, ладно вам. Вас отец попросил.
Я кивнул головой.
— Ты сам виноват. Не надо было пропадать на две недели. Трудно было позвонить что ли?
— Позвонить…. Мне поговорить хотелось. По душам. С вами. Ну, помните, как тогда….
Вот, сука, подумал, я. Поколение next. Поговорить ему захотелось! Попросил папу, и отец выписал ему меня. К чему тогда вся эта бутафория: «Сынок пропадает, надо помочь, найти его….»?
— Хорошо. Не знаю уж как «по душам» получится, но вот что я тебе скажу. Когда отец ушел из семьи, тебе было двенадцать. Тебе казалось, что ты осиротел, потерял смысл в жизни и всё кончилось. Я заставил тебя жить и отец про тебя не забыл. А ты всё трешь свою обиду, как маленький ребенок. Тебе надо простить отца, и не выкручивать из него веревки. Ты сам уже взрослый и уже делаешь серьезные ошибки. Вместо того чтобы учиться выстраивать отношения с людьми, в том числе и с любимыми….девушками или парнями (мне по хрену, с кем ты там спишь), ты манипулируешь ими, пытаешься купить любовь.
Его мутные глазки начали светлеть. « Я не гей. А Пуй — девушка. Да, она не такая как все, она и любимая, и друг мне».
— Сколько раз я слышал это – «она не такая как все»! А выясняется, что всё как у всех….
— Дядя Паша, вы не верите в любовь? Не верите, что я могу полюбить и быть любимым?
— Женя, я верю в любовь. Я знаю, что ты был обделен этим чувством, я знаю, что твоя мама никогда не гладила тебя по голове, а отец был вечно занят. Но любовь – это всегда тяжкий труд по формированию своей души. Все должны пройти через несчастную любовь, разлуку, потерю. Только тогда научишься с трепетом и осторожностью относиться к человеку, встречу с которым тебе подарила судьба. Я не осуждаю тебя за то, что ты пытаешься купить любовь этой девушки, но пойми – не ты ей интересен, а твои деньги. Ее цель: жизнь как праздник, чтобы блистать на сцене, чтобы ловить восхищенные взгляды, чтобы быть свободной. Она понимает, что у нее никогда не будет детей, ей не нужна семья и жить с одним человеком ей ужасно скучно. Она понимает, что ее век короток. Ты хоть раз видел старого трансвестита? Не приведи господь. Можно вывести девушку из go-go бара, но невозможно вывести бар из девушки. Ее место там, ей там хорошо! А ты… лишь эпизод в этом красочном фильме про придуманную жизнь. Кончились у тебя деньги, кончилась у нее любовь. Она мне вчера сама сказала, что у нее никого нет.
— И что? Никакой надежды? Я вообще хоть кому-то нужен в этом мире, хоть кто-то меня полюбит?
— Нужен, сынок. Ты мне очень нужен, ты не представляешь, как я люблю тебя.
Мы с Женей одновременно повернули головы на голос и звук отодвигаемого стула. К нашему разговору присоединился ….Максим Мельников. Я был удивлен не меньше Евгения, значит, Макс все это время шел за мной «хвостом».
— Папа…
— Сын мой, ну, когда же ты оттаешь, простишь меня… У Максима дрожал голос, а глаза повлажнели.
Я почувствовал свою миссию выполненной. «Женя, послушай меня, я дам тебе надежду. Через год твоя директивная Венера сделает ингрессию в знак Весы. Это значит, что через год ты встретишь свою любовь и ваше чувство будет взаимным. Гарантия – 98 процентов. Если только сам все не испортишь. И мой совет – возвращайся домой в Россию. У нас там начинаются веселые времена. Твой отец не даст соврать».      Я пожал им руки и вышел из отеля.
  Уже стемнело, но вся Паттайя была залита праздничными огнями. Девушки в национальных костюмах с венками в руках спешили к набережной. Парни несли  квадраты из сложенной рисовой бумаги. Праздник Лой Кратонг начинался. А ведь мне надо успеть выбрать  столик в каком-то ресторанчике с видом на море и позвонить одной знакомой девушке.
Лой Кратонг  чем-то похож на наш славянский праздник Ивана Купалы. Это праздник воды и света. Вечером при свете полной луны  тайцы запускают на воду маленькие лодочки, сделанные в форме цветка лотоса из бананового листа, внутри которых  горят свечки. В небо запускают воздушные фонарики с живым огнем. Люди желают своим лодочкам и фонарикам доброго и долгого пути, попутного ветра. Этим ритуалом люди смывают все грехи и загадывают желания на будущее. В этом празднике очень много романтики. Для тайцев он, по сути,  день влюбленных.
Я люблю бывать в других странах в дни национальных праздников. Причем не на официальных, а на тех, в которых чувствуется душа народа. Раньше это было связано с профессией (легко затеряться в толпе приезжих, спецслужбы работают не так эффективно, проще незаметно пересечься с нужным человеком, или скрыться от чужих глаз – вспомните, как Джеймс Бонд  уходил от слежки во время бразильского карнавала), но времена службы прошли, а привычки остались. А в этот раз мне повезло вдвойне. Я попал не только на праздник, но и в период испытаний – наводнение в Таиланде наглядно Ораван - пускает на воду Лой Кратонгпоказало силу народа и национального правительства. Но это уже совсем другая история…
Я и Ораван

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *